Письменные практики в опыте консультантов и психотерапевтов

Во время моей презентации, посвященной нарративным письменным практикам (на международной нарративной конференции в Аделаиде), был один момент, когда я испытала прямо-таки изумление. Я обычно люблю в начале презентации, если у меня есть всего 45 минут или час, задать несколько вопросов в зал, на которые можно ответить «да» или «нет», и прошу поднять руки. Вопросы эти служат мостиком между материалом, который я собираюсь рассказывать, и личным опытом присутствующих, — так им становится гораздо интереснее слушать и «увязывать» для себя новый материал. И вот я спросила участников — это были психотерапевты, социальные работники, специалисты по работе с сообществами, чуть больше 50 человек — используют ли они письменные практики для себя (может быть, ведут дневник, или записывают истории из жизни, или пишут рассказы или стихи). Практически все подняли руки. Потом спросила, знают ли они кого-то среди тех, с кем они работают, кто использует для себя письменные практики. И тут вообще практически все подняли руки. Но когда я спросила, привлекают ли они свой или чужой интерес (или склонность) к письменным практикам в качестве союзника в своей терапевтической или социальной работе, отклик оказался вовсе не таким единодушным.

Поразило меня во всем этом вот что: письменные практики, оказывается, в том или ином виде присутствуют в жизни и работе любого помогающего практика (в этой выборке). Но, похоже, недостаточно активно используются. Тогда я спросила, что получается, а в чем есть сложности — и дала несколько минут обсудить это с человеком, сидящим рядом. Среди гула пятидесяти с лишним голосов было трудно расслышать все конкретные варианты, но я услышала вот такие:

- вовлечение личной письменной работы человека за пределами терапевтического кабинета требует четкого понимания техники безопасности
- самостоятельная письменная работа очевидно чем-то отличается от совместной устной, и было бы здорово знать, чем именно, и учитывать это
- непонятно, как интегрировать письменные практики с нарративной терапией и работой с сообществами, чтобы по-максимуму использовать их потенциал — как для работы консультанта со своим собственным опытом, так и для работы с клиентом
- в нарративной практике письменное слово широко используется, но пишет терапевт, исполняя обязанности «записывателя за клиентом»; он создает «удостоверения идентичности», «терапевтические документы» (в том числе коллективные), пишет клиентам письма. Как выстроить взаимодействие, когда пишут и терапевт, и клиент? На что при этом нужно обращать внимание?

Мне любопытно, вызывает ли что-то из этого у вас отклик? Как обстоят дела в вашей практике? Если вы работаете в рамках каких-то определенных подходов, как там принято (если принято) встраивать в работу личные письменные практики клиентов? Или использовать их для собственного профессионального роста?

Письменные практики в опыте консультантов и психотерапевтов