По следам «Перечитывания дневников»

4981026912_56f888b41e_z

Несколько дней назад закончилась наша онлайн-группа «Перечитывание дневников». Это был очень интересный опыт, и мы решили собрать воедино наши впечатления и выводы и поделиться ими с вами.

 

Мы — что, в общем, очевидно, — люди пишущие, и у нас хранится множество записей разных лет. Как и у многих читателей этого блога :) Мы берем блокноты с собой в путешествия, везем с собой, переезжая в новый дом. В них собраны отпечатки наших мыслей, переживаний, событий, бывших важными для нас. Но часто мы, исписав блокнот на сколько-то, оставляем его и больше не возвращаемся к нему. Старый дневник — как чердак или кладовка, куда не заглядываешь без особой надобности и постепенно забываешь, что там лежит. И даже начинаешь относиться с подозрением — а вдруг там в основном пыль, грязь, а то и какие-нибудь совсем неприглядные моменты.

Но вполне возможно, что там и сокровища, очень полезные предметы, о существовании которых мы тоже забыли, не пользуемся ими, а они могли бы весьма улучшить нам жизнь. Более того, открыв старый дневник, как дверь, мы получаем возможность встретиться с человеком, пожалуй, самым близким нам — с собой в прошлом. Тот, кто пробовал, знает, насколько этот опыт ценен для нас-настоящих — и для нас-будущих. Только для того, чтобы эта встреча состоялась, принесла радость и мудрость, я-читающий должен занять правильную позицию, позицию сочувствующего свидетельствования.

 

Поэтому мы решили собрать группу. Всегда легче постепенно врабатываться в новую деятельность, создавать новые привычки и браться за сложное, когда знаешь, что ты сейчас в этом не одинок, — что рядом люди, которые по-своему преодолевают похожие сложности. Их опыт может помочь сориентироваться, увидеть новые стороны и направления. Фасилитаторы, опять же, могут задать какой-то полезный, интересный вопрос, который поможет «додумать мысль», что-то осознать, может быть — найти решение.

Перед началом собственно перечитывания дневников мы предложили участникам оценить, какие аспекты их жизни могут послужить им опорой, если встреча с собой-прежним и с воспоминаниями о прошлом вызовет сильные чувства, а каким областям заботы о себе лучше уделить больше внимания.

Также мы дали инструкцию, помогающую провести репозиционирование (так это называется в нарративном подходе). Мы хотим поделиться ею с вами, чтобы, если вы возьметесь перечитывать дневники, вам это было бы легче.

 

Инструкция по репозиционированию перед перечитыванием старого дневника

Что неприятного может произойти, когда перечитываешь старый дневник? Самое распространенное — это самобичевание и самообвинение. «Елки ж зеленые, почему я была такой жалкой дурой?» «Это я сама написала? Вот уж точно, «автор, убей себя об стену», и лучше — прямо сейчас!»

Чтобы этого не произошло, нужно с самого начала, приступая к перечитыванию, сохранять позицию сочувствующего свидетельствования по отношению к себе-прежнему (или прежней). Разделяем две ипостаси «я»: «я-сейчас» и «я-тогда». «Я-тогда» младше, чем «я-сейчас», у нее меньше опыта, она еще не понимает и не умеет чего-то, что понимаете и умеете вы, и в этом смысле она подобна младшей сестре и младшей подруге. Подсказка: прежде чем перечитывать дневник за какой-то период, скажем, за 2004 год, составьте список того, чему вы с тех пор научились, где побывали, с кем познакомились, чего достигли.

Но с другой стороны, без нее, такой, какой она была тогда, не было бы вас — такой, какой вы стали сейчас. Так что она в каком-то смысле вас породила, и заслуживает благодарности и уважения. Подсказка: перед тем, как перечитывать дневник, напишите неотправляемое письмо себе-в-прошлое — выразите сочувствие, поддержку, ободрение.

Когда мы читаем хорошую книгу, мы всегда болеем за героя, который всегда в чем-то несовершенен. Мы следим за тем, как он стремится к своим целям, преодолевает препятствия, и не знаем, получится у него или нет. Но нам очень хочется, чтобы получилось. Можно, перечитывая старые дневники, представлять, что это роман, написанный в таком жанре, и болеть за героя.

Довольно часто бывает тяжело перечитывать дневники, которые мы вели, обращаясь к ним только в сложные и болезненные моменты. При перечитывании возникает превратное впечатление, что в жизни в тот период не было ничего, кроме страданий по разным поводам. Подсказка: если все-таки хочется перечитать такого рода дневник, чтобы извлечь из него уроки, перед этим стоит составить список хороших событий того периода вашей жизни (и пополнять его по мере вспоминания). И в будущем обращаться к дневнику и в радостные моменты тоже.

 

А сейчас — наши впечатления от курса.

 

Валентина:

Я довольно много пишу, в разных контекстах, и я люблю перечитывать свои тексты. И только не так давно, в процессе нашего августовского курса по перечитыванию дневников сформулировала для себя, что мне в этом нравится и почему это временами бывает важно. Это встреча и общение с собой. Это возможность какого-то непосредственного переживания опыта отношений с собой. Как я с собой общаюсь? Как я с собой говорю? Какие вызываю у себя чувства и побуждения?

Удивительным моментом в нашем курсе для меня стала фокусировка в текстах многих участников на этом — на отношении к себе. Как я-сейчас отношусь к себе-тому и чему это служит — в моей жизни, в моем ощущении себя, в том, насколько осмысленно мое прошлое, насколько целостна моя жизнь? В каком отношении с собой-прошлым я ощущаю себя хорошо? И для многих как целительное ощущалось отношение, которое можно назвать self-compassion, сочувствие, сострадание к себе.

Удивительно для меня было и то, какие это могло иметь следствия. Дистанция между собой-нынешним и собой-прошлым помогала к себе-прошлому относиться дружелюбно и поддерживающе — и вслед за этим возникала идея, что было бы хорошо переносить это отношение и на себя-нынешнего, что нередко для многих из нас непростая задача.

Что еще тут было важным для меня и затрагивало меня очень сильно? То, что из такого отношения оказывалось очень многое возможным — например, ощутить уважение и благодарность к тому-себе, к своим попыткам и усилиям тогда. И такой опыт может сделать нас сильнее в настоящем, более доверяющими себе.

Участвовать в таком путешествии (а для меня каждый наш курс по письменным практикам — как путешествие) было невероятно вдохновляюще. Люди писали об открытиях, о происходящих изменениях — и быть для меня этому свидетелем очень радостно и ценно. Странно, в процессе у меня нередко было ощущение, что все как будто происходит само — что, в отличие от некоторых других наших фасилитаторских проектов, наша работа была сродни легкому прикосновению — и не требовалось больше. Что сделало это возможным? Сама тема, смелость и искренность наших участников, что-то еще? Не знаю, но испытываю благодарность к ним, за то, что это оказалось возможным.

 

Иванна:

В процессе работы фасилитатором на дневниковом курсе меня занимало немало мыслей и переживаний. От структурных схем и mindmap, которые рождались в процессе осмысления проекта, до очень теплых, мощных и вдохновляющих переживаний, рождавшихся в ответ на тексты участников курса.

О чувственной части писать не просто, но она точно окрашивает опыт участия приятным и сильным ощущением в груди, и большой благодарностью участникам и коллегам за проделанное путешествие.

Если говорить о сокровищах, которые были мною найдены в этом опыте, то это внезапное открытие, что в пространстве личных дневников, которое мне знакомо с 17 лет, есть не только «человек пишущий», но и появляется «человек читающий». И это для меня оказались разные позиции.

«И если одна половина трагедии – не быть услышанным и увиденным, то другая её половина – не быть слышащим и видящим.»  Barbara Myerhoff

 

Позиция «человека читающего» для меня очень созвучит со свидетельствующей позицией, знакомой мне из практики аутентичного движения, только здесь возможность «быть увиденным» реализуется через «быть прочитанным», и я, как фасилитатор, имею возможность — и переживаю ее как большую честь —  свидетельствовать процесс свидетельствования участником самого себя через написанный когда-то им текст. Не уверена, что «человек пишущий» тогда, во время облачения опыта в слова, предполагал, что у текста появится читатель, он сам в будущем.

Вот эти возникающие вдруг в процессе работы отношения между собой нынешним, собой тогдашним, и собой будущим, замечать невероятно увлекательно и волнующе . Здесь впервые появляются у «человека читающего» пожелания к себе как к «человеку пишущему».

Когда я параллельно перечитывала свои давние записи, неплохо помня то время, для меня очень громким было заметить предпочтения той «меня пишущей». Что-то определенно попадает в текст, в историю, а чему-то совершенно не находилось слов и места. Не могла не вспомнить в этот момент «отсутствующее, но подразумеваемое» из нарративного подхода, или то, что в гештальт-терапии называют фоном. Здесь, в этой точке, мне определенно интересно, как человек выбирает то, о чем пишет (и вряд ли это был тогда осознанный и продуманный процесс), и интересно, что остается в тени озвученной истории.

Тема о «неназываемом» меня приводит к словам Дэвида Уайта о прячущемся, скрытом, неназванном, «hiding», о том, чему еще слишком рано появляться на свету осознания. О том, что есть немало смыслов, мечт и идей, которые сидят как семена к темноте неназванного, и нуждаются в подобной скрытности, дабы не появиться на свет слишком рано, недоношенными, и соответственно, нуждающимися в большой и интенсивной опеке и заботе.

Сейчас, по происшествии некоторого времени после курса, тихим эхом для меня каждый день, обычно вечером перед сном, звучит вопрос «О чем я, которая будущая, хотела бы прочитать об этом, только что прошедшем дне? Что мн называть легко, а что хочется оставить неназванным, скрытым? И как бы мне хотелось прожить, чем наполнить, день следующий?»

Дарья:

Когда я перечитываю дневники, я сравниваю это с «высечением искр» в настоящем, или с запусканием звуковых волн, вызывающих резонанс. Я делаю это для того, чтобы «разжечь огонь», или для того, чтобы настроить свое внутреннее пространство, чтобы оно звучало гармонично в настоящий момент. Это такая специальная работа, которую трудно выполнить без определенной доли решимости и дисциплины, — и вот ее-то и дает мне групповой формат. В эти две недели я была для группы “пейсмейкером”, в каком-то смысле — я тоже выполняла задания и выкладывала их результаты на форум. За это время я «пошевелила палочкой» несколько разных пластов воспоминаний (2004, 2012 и 2008 год), и поразилась тому, насколько отличается внутренний мир и обращение с собой у меня-автора в разное время. Это очень сильно повысило для меня ценность ведения дневников не только как полигона для слива того, что в голове, и для поиска решений, — но и дневников в более традиционном смысле, где фиксируются события дня. При перечитывании мне стало еще более понятно, что мне интересна и ценна моя внутренняя жизнь. Хочется как-то запечатлевать ее в подарок себе в будущем, потому что сольется в однообразную муть и забудется же все то, что волнует сейчас, а жаль.

Еще мне стало очень интересно, чему именно в обращении с собой я научилась в каждый из четырехлетних временных интервалов между дневниками. Ведь атмосфера внутреннего мира, его наполнение, комфортность, прозрачность, настрой — все очень отличается в разные годы. Мне было очень интересно составить для себя список событий, происшедших в эти годы, важных открытий и новых полученных знаний. Это придает связность и осмысленность моей жизненной истории.

Поэтому я думаю сейчас, как лучше организовать для себя регулярные дневниковые практики, которые мне будет важно и ценно перечитывать лет через 12, если моя «вербальная продукция» достаточно обширна и идет в течение каждого дня по разным каналам. Как ценное из нее собирать, чтобы перечитывать? Что делать в компьютере, а что на бумаге?

 

Мне бы хотелось собирать:

- что я читала и что думала в связи с этим;

- с кем я разговаривала о важном и что из этого вышло;

- мысли и образы, родившиеся в процессе решения какой-то Глобальной Проблемы (с определенной долей иронии), которую я пытаюсь исследовать и «расколоть»;

- фантазии и мечты;

- обобщенные наблюдения о цикличности собственного внутреннего процесса;

- пиковые переживания;

- важные события внешнего мира, в том числе и глобального масштаба, чтобы видеть свои личные переживания на их фоне;

- заметки о возможных будущих проектах;

- вопросы, над которыми я бьюсь и не могу найти ответа;

- музыку, стихи и образы, отражающие и создающие разные настроения;

- «ачивки», т.е. достижения :)

- «плезиры», т.е. то, что радовало

Пока что я сделала себе такой шаблон в “Эверноуте”, который заполняю раз в неделю (либо в воскресенье, либо по ходу дела), и мне нравится работать с ним, это “собирает” меня. В результате у меня сейчас три типа регулярных письменных практик, удерживающих в фокусе мою жизнь: вот такие отчеты в “Эверноуте”; ежедневный “слив из мозга” с утра, в режиме настройки на работу, разных мыслей и переживаний — в текстовые файлы, которые я даже не сохраняю потом, потому что все ценное выбираю и использую в других местах; и рукописный разговор с собой про “нежное новое прорастающее”, “тайные желания сердца”, “передний край развития”. Письмо от руки, в силу своей медленности, помогает дольше удерживать мысль, и она успевает дозреть и развиться в нечто новое и неожиданное.

image by Barry Silver on Flickr,https://www.flickr.com/photos/gbsk/4981026912/

https://creativecommons.org/licenses/by/2.0/legalcode

.

По следам «Перечитывания дневников»