От смыслов к целям — через историю

2976498267_96d8a72280_z

 

Сформулировать предельные смыслы своей деятельности (и жизни в целом) — это очень важный шаг. Но, как ни парадоксально, само по себе это не помогает ставить такие цели, которые стали бы «призывающим путем». Призывающий путь влечет нас, и нам не приходится прикладывать никаких усилий для того, чтобы двигаться по направлению к целям. Все «делается само». Мне нравится, когда так.

Чтобы от смыслов перейти к целям, нужно, чтобы этот смысловой костяк оброс плотью конкретного жизненного контекста, чтобы появился «момент движения» и история начала бы набирать обороты. Как превратить предельный смысл в призывающую цель?

Здесь мне на помощь пришел нарративный подход. В нем есть такая идея, что в любой истории можно выделить два «ландшафта» — «ландшафт смыслов» (на котором располагаются собственно смыслы, а также ценности, мечты, ожидания, надежды, жизненные принципы и обещания, данные самому себе) и «ландшафт действия» (на нем — описание того, кто, что, где, когда и каким образом делал, что случалось и происходило). Цель, данная нам как образ желаемого результата действия, располагается на ландшафте действия.
Чтобы появилась история, которая набирает обороты, вовлекает нас и, как волна, несет дальше, нужно сначала обратиться к прошлому опыту. Например, задать себе вопрос: «А когда этот смысл проявился в моей жизни впервые (или наиболее ярко)?» И максимально подробно описать эту ситуацию, упоминая и обстоятельства, воспринимаемые органами чувств, и собственные переживания, мысли, мечты и т.п.

Возьму в качестве примера один из предельных смыслов, сформулированный в прошлом посте: «вместе — быть сильнее — преобразовывать мир». Этот смысл заставляет меня вспомнить одну историю, которая произошла в январе 2006 года.

Тогда я, вернувшись в Москву из отпуска, узнала, что произошло с Андреем Сычевым. Это событие вызвало у меня своего рода ярость, желание что-то делать, хотя бы что-нибудь, потому что мне плохо-тяжело-невозможно оставаться безучастной… И я задумалась о том, что бы я могла сделать, эффективно используя мои особые умения и доступные знания. Что я могу? Могу переводить с английского… И я знала, что существует такая общественная организация: «Нет — сексуальному насилию в тюрьмах», выпустившая в свое время буклетик на английском в помощь мужчинам, пережившим сексуальное насилие в местах заключения. Я подумала, что наличие этого буклета на русском языке может помочь если не самому Андрею Сычеву, то другим, оказавшимся в соответствующей ситуации. Я взялась переводить — и застряла на первой же фразе: «Сколь бы травматичным ни было изнасилование, вы не становитесь из-за этого калекой на всю жизнь». «Это как же так, — подумала я, — ведь некоторые — становятся… Травма, операции, осложнения, ампутации — становятся калеками, еще как…» То есть понятно, что автор имел в виду, но как бы так переформулировать, чтобы не получилось, как сказал некий классик, «по форме — верно, а по существу — издевательство».

Поэтому я собралась с духом и написала письмо автору буклета, объясняя ситуацию. Простите, мол, не могу я эту фразу перевести, давайте попробуем вместе переформулировать. Я не ожидала быстрого ответа… и была поражена, получив на следующий день невероятно теплое письмо на две страницы, в котором было про то, что автор тоже чувствует, узнав о ситуации с Андреем, своего рода ярость (и желает ему лучшего из возможных выздоровления), и про то, как можно было бы переформулировать фразу, на которой я застряла, и про то, как можно было бы приспособить текст к нашему социальному и культурному контексту… А в конце было написано: «Этот буклет я написал, потому что десять лет мучился угрызениями совести: я знал, что происходит в тюрьмах, и молчал, и ничего не мог сделать… И мне очень важно знать, что где-то на другой стороне планеты тебе тоже не все равно. Очень тепло от этого. Я чувствую, что в каком-то смысле мы вместе, и вместе мы сильнее. Держись там и удачи!»

Вскоре после этого моя жизнь пошла наперекосяк, и я смогла доперевести буклет только через три года. (Он выложен вот здесь.) А линия развития, начатая этим письмом, продолжается до сих пор, и, я надеюсь, будет продолжаться настолько долго, насколько возможно. «Ведь столько всего еще нам нужно сделать на этой нашей планете!..»

Вот такая вот история, объясняющая, что для меня значит «вместе — быть сильнее — преобразовывать мир», и в виде каких действий и в каком контексте этот смысл может быть воплощен в моей жизни. Одна из целей на будущее, в которую он транслируется: «работать вместе с этим человеком, потому что я чувствую, что мы на одной волне». Эта история воплощает и многие другие мои предельные смыслы, это такой «узловой эпизод» в моей предпочитаемой истории.

Для того, чтобы описание реализации смыслов стало максимально насыщенным, хорошо бы найти и записать не меньше 2-3 таких эпизодов из прошлого. И спросить себя — как могла бы продолжиться эта увлекательная история? В отдаленном будущем? На средней дистанции? Совсем скоро?

Если вы решите попробовать этот прием «перевода» с языка смыслов на язык целей через историю, мне будет очень любопытно узнать, что у вас получилось.

 

image by Tim Dorr on Flickr

https://creativecommons.org/licenses/by-sa/2.0/

От смыслов к целям — через историю