Мэрион Милнер «Своя жизнь» — 4

4012182601_79e0d6300b_z

рассказ о книге Мэрион Милнер «Своя жизнь»предыдущий кусочек — здесь

Милнер стала задумываться о том, что же ей мешает быть полностью открытой восприятию мира. Ведь если ее счастье до существенной степени зависит от нее самой, то что же мешает выбирать воспринимать мир так, чтобы быть счастливее? Первое, что пришло ей в голову – это страх столкнуться с трудностями. «Почему же, — спросила себя Милнер, — я всегда боюсь не справиться, не верю в свои способности, боюсь критики со стороны других людей?»

Она выявила у себя особый вид мышления; когда этот вид мышления оказывался доминирующим, она не могла выйти из потока переживаний, подняться над ним или встать в стороне от него. Этот вид мышления не подразумевает проверки разных умопостроений на реалистичность, они все представляются ему равно убедительными; также этот вид мышления не характеризуется согласованностью. Это как раз тот «блуждающий разум», о котором Милнер упоминала ранее; теперь она стала называть его «слепым мышлением».

Милнер осознала, что ей вообще достаточно трудно концентрировать внимание на той или иной задаче, это требует постоянного приложения усилий. Стоит себя отпустить, как внимание начинает блуждать, перескакивая с одного объекта на другой. Милнер стала выслеживать свои мысли, в случайные моменты задавая себе вопрос: «Так, о чем я только что думала?» — и быстро записывать это в дневник. «А о чем я думала перед этим? А перед этим?» — и таким образом она как бы двигалась по лабиринту своего разума, держась за нить мыслей-ассоциаций. Она сообщает, что ничего особенно захватывающего в этой письменной практике не было, но по крайней мере ей стало удаваться отследить, что же именно вызвало то или иное как бы «неизвестно откуда взявшееся» чувство или настроение.

Еще она обращала внимание на внезапно возникающие «в задней части ума» мысли, которые она называла «бабочками» — потому что они откуда-то влетели и куда-то тут же полетели дальше. Иногда эти мысли были своего рода комментарием к ее текущим переживаниям. Например, во время очень эмоционального разговора с кем-либо, рыдая, Милнер замечала «в задней части ума» мысль: «А ведь эти слезы вполне тебе подконтрольны, ты изображаешь определенную эмоцию».

Со временем она смогла обобщить, что:
1) слепое мышление безответственно и нецеленаправленно, это «более легкий путь», в который соскальзываешь, когда то, что необходимо сделать, кажется слишком сложным;
2) слепое мышление верит в собственную власть, в том смысле, что силой мысли можно изменить события;
3) слепое мышление абсолютизирует состояния: если Мэрион переживает счастье, слепое мышление убеждает ее в том, что это навсегда и можно планировать свою жизнь в соответствии с этим, — и то же самое верно в отношении уныния и несчастности;
4) слепое мышление игнорирует существование других людей как самостоятельных субъектов или же приписывает им полную ответственность за их поступки, а также злонамеренность. Все это очень напомнило ей Милнер детей, оказывающихся перед судом за то, что они, как могли, выразили свою несчастность и неудовлетворенность происходящим – в виде хулиганства, воровства, бродяжничества и пр. Она пишет: «Очень многое о собственном разуме можно понять, наблюдая за детьми, которые несчастны».

Исследуя «слепое мышление», Милнер обнаружила, что у нее «не столько здравого смысла, сколько хотелось бы». Слепое мышление
1) никогда при фантазировании/планировании не учитывало, сколько доступно времени и сил, в результате Милнер постоянно находилась под гнетом десятков недоделанных дел и незаконченных проектов; стоило заняться доделыванием чего-то одного, как «слепое мышление», преисполнившись восторга, придумывало еще десяток интересных дел и побуждало начать их все одновременно.
2) вкладывало массу времени и сил в репетирование того, что Милнер скажет тому или иному человеку при встрече, — и, конечно, при этом слепое мышление не учитывало ни контекст, в котором может произойти встреча, ни возможные реакции собеседника… в результате, когда дело доходило до реального разговора, Милнер всегда оказывалась разочарованной.
3) никогда не учитывало всех фактов и условий при принятии решений, что создавало Милнер ощущение неуверенности в любом принятом решении – потому что в любой момент на первый план могло выйти нечто, на что «слепое мышление» не обратило внимание.
4) не признавало полутонов или разнообразия, хотело представить себе все либо «черным», либо «белым». То есть «моя работа либо идеальна, либо ужасна и вообще ничего не стоит, и я вместе с ней».
5) приписывало другим людям то, что не могло вместить в себя. То есть, когда оно побуждало Милнер считать сделанную ей работу идеальной, параллельно с этим в ее воображении присутствовали критические высказывания других людей. Если Милнер одновременно хотела и не хотела что-то делать, «слепое мышление» подсказывало ей, что ее кто-то «заставляет» делать неприятное.
6) не различало прошлое и настоящее, в результате собеседники в настоящем получали порцию эмоций, вызванных случайным воспоминанием о каком-то взаимодействии в прошлом.
7) не умело расставлять приоритеты и устанавливать сложноподчиненные связи между различными элементами.

Милнер поняла, что если ей не удастся выйти из-под власти слепого мышления, весь ее эксперимент по поиску «способов жить» пойдет насмарку. Наблюдение за слепым мышлением помогло ей лучше понимать свое поведение и поведение окружающих, а также способствовало преодолению страхов, мешающих войти в состояние «широкого внимания».

Анализируя, в какие моменты слепое мышление захватывает ее разум, Милнер пришла к выводу, что это очень сильно зависит от состояния тела и от силы эмоций (особенно негативных). Голодная, усталая и больная, Милнер была гораздо более уязвима перед слепым мышлением. Однако избежать голода, усталости и болезней полностью невозможно, поэтому она решила зайти с другой стороны и посмотреть, в какие моменты слепое мышление имеет над ней меньше всего власти.

Ей удалось выделить три вида мышления – 1) слепое и блуждающее, 2) четкое и целеустремленное, 3) нечто среднее, что присутствовало во время бесед с другими людьми. Милнер обнаружила, что четкое и целеустремленное мышление включается, когда Милнер распознает предмет мышления как «приличный» и «достойный», — и это, как правило, некая тема, объект или явление из внешнего мира. Содержания внутреннего мира часто оказывались «неприличными» и «недостойными» размышления, а потому оказывались во власти слепого мышления. Милнер стала экспериментировать с тем, чтобы выражать словами, хотя бы для себя, разные «запретные» и «недостойные» темы, и наблюдать, как это будет влиять на ее состояние. Оказалось, что эти мысли «не хотят» быть выраженными. Милнер тогда вывела для себя два правила: 1) всякий раз, когда какое-то негативное состояние «висит» над головой, как туча, и не рассеивается – оно наверняка порождено слепым мышлением; 2) пытаться понять его посредством логического рассуждения бессмысленно. Таким образом, если в подобном состоянии находится другой человек, надо его просто выслушать, а если в таком состоянии находишься сам – записывать мысли во всем их нелогичном блуждании, несмотря на сопротивление, с которым при этом сталкиваешься.

окончание следует

image by Keirsten Marie on Flickr

https://creativecommons.org/licenses/by/2.0/

 

 

.

Мэрион Милнер «Своя жизнь» — 4