Какие факторы оказываются важными при экспрессивном письме? (пересказ статьи Джоан Фраттароли)

Одной из ключевых статей об экспрессивном письме “по Пеннебейкеру” является статья Джоан Фраттароли, опубликованная в 2006 году в «Психологическом бюллетене” Американской психологической ассоциации (Vol. 132, No. 6, 823–865)
Первое исследование Пеннебейкер провел на студентах в 1986 году. В 1990-х влияние экспрессивного письма стали исследовать на не-студенческих популяциях (сначала на людях, переживших травмирующее событие, потом на людях, живущих с хронической болезнью — в частности, с ревматоидным артритом, астмой, раком груди или мигренями).
Что же при этом работает? Ранние интерпретации опирались преимущественно на психоаналитическую концепцию “работы сдерживания” и катарсиса как эмоциональной разрядки. Однако последующие исследования подвергли сомнению эту интерпретацию: если мы начинаем лучше себя чувствовать после того, как писали о травме, которую мы сами пережили, почему мы начинаем лучше себя чувствовать, если писали не о травме, которую пережили на самом деле, а о травме другого человека, воображая, каково ему, — но от первого лица?
Пеннебейкер стал опрашивать участников, для которых экспрессивное письмо оказалось полезным, — что именно было полезным для них? Подавляющее большинство ответивших говорили, что полезен был инсайт, лучшее понимание сути происшедшего и его последствий. Это субъективное мнение было подтверждено подсчетом слов — у тех, для кого письмо оказалось полезным, в текстах от 1 к 4 сессии письма становилось больше слов, описывающих причинно-следственные связи (“поэтому”, “так что”, “в связи с этим” и пр.) и слов, обозначающих инсайт (“понял_а”, “осознал_а” и т.п.).
Но почему при этом письмо не о травме, а о “лучшем возможном я”, об извлеченных уроках, о способах решения проблем оказывается не менее полезным для здоровья, а то и более полезным, в некоторых случаях, чем письмо о пережитых травмирующих событиях? Для интерпретации этих результатов часто привлекается концепция “саморегуляционного эффекта письма”. При письме мы занимаем отстраненную, рефлексивную позицию, выходим из потока переживаний и получаем больше возможностей что-то изменить — в первую очередь, в своем отношении к происходящему и в своем поведении.
Другие теории, привлекаемые для объяснения эффективности экспрессивного письма — это теория социальной интеграции и теория десенсибилизации. В первом случае имеется в виду, что, написав о травмирующем событии и заняв рефлексивную позицию, человек в последующие недели больше разговаривает об этом своем опыте со значимыми другими, и получает больше поддержки, а отношения становятся более доверительными и глубокими. Во втором случае имеется в виду то, что повторное перепроживание ситуации (4 раза в ходе работы с основной инструкцией Пеннебейкера) позволяет привыкнуть к сопровождающим это перепроживание негативным эмоциям, и они становятся менее интенсивными.
Чтобы провести мета-анализ существовавших на тот момент исследований, Джоан Фраттароли провела поиск по базам данных и нашла 250 статей, неопубликованных рукописей и диссертаций. После исключения работ, не соответствующих критериям мета-анализа, осталось 146 статей и диссертаций. В целом, после кодирования и оценки эффективности по разным критериям, было показано, что экспрессивное письмо полезно (средний r-эффект 0.075 по всем исследованиям — вдвое полезнее, чем пить аспирин после первого инфаркта для профилактики второго; в исследованиях в сфере образования значимым считается эффект 0.050).
Анализ также показал, что экспрессивное письмо оказывается более полезным в следующих случаях:
  • для людей, имеющих проблемы соматического здоровья
  • для людей, переживших травмирующие события
  • когда процедура экспрессивного письма проводится не в контексте студенческого практикума
  • когда процедура проводится с небольшим количеством участников
  • когда люди пишут дома
  • когда люди пишут в одиночестве
  • когда эффект изучают не позже, чем через месяц после письма
  • когда проводится как минимум три сессии письма
  • когда каждая сессия письма длится как минимум 15 минут
  • когда участникам предлагают писать о недавних событиях
  • когда участникам предлагают писать о событиях, о которых они никому не рассказывали
  • когда участникам дают примеры, как писать, или наводящие вопросы
  • когда участникам объясняют, можно ли менять тему и писать о разном на разных сессиях письма
  • когда никто, кроме написавшего, не видит получившийся текст
Если эти условия соблюдаются, r-эффект достигает 0.200 (эффект психотерапии, для сравнения  - 0.322)
Значимый эффект для здоровья был достигнут по следующим параметрам: снижение вирусной нагрузки у ВИЧ-инфицированных; функция печени; дофамин. Чем теснее параметры связаны с функционированием иммунной системы, тем больше вероятность, что экспрессивное письмо будет на них влиять.
При этом экспрессивное письмо оказывает заметное положительное влияние на переживание субъективного опыта болезни — люди чувствуют себя лучше, даже если по результатам анализов разницы никакой не видно.
В том, что касается теорий, лежащих в основе интерпретации механизмов влияния экспрессивного письма, анализ Фраттароли дает подтверждение значимости теории десенсибилизации и теории саморегуляции, но не теории катарсиса, не теории когнитивной адаптации (инсайта) и не теории социальной интеграции.
***
Ближайший курс «Экспрессивное письмо: знакомство с методом Дж.Пеннебейкера» будет проходить с 5 января 2019 года до конца месяца, присоединяться можно с 5 до 12 января. Стоимость участия — 4000 рублей. Более подробное описание курса и ссылка для оплаты участия — здесь:
Какие факторы оказываются важными при экспрессивном письме? (пересказ статьи Джоан Фраттароли)