Исследование проблем как нарративная письменная практика

Одна из характерных особенностей нарративного подхода — это отделение проблемы от человека, так называемая экстернализация. В нарративном подходе принято говорить, например, не «я трусливый человек», а «иногда (достаточно часто) меня охватывает страх» или «я один из тех, кого достаточно часто охватывает страх». В чем «фишка» этого? В том, что человек и проблема перестают быть тождественными друг другу. Есть человек-отдельно и проблема-отдельно, и между ними есть зазор и отношения (которые можно изменить). Пространство для маневра.

Если обратиться к метафоре истории, или нарратива, на которой и строится нарративный подход, мы увидим, что в составе/структуре истории можно выделить героя, который стремится к определенным целям, обладает определенными намерениями, мечтает о чем-то, защищает какие-то ценности. И еще в составе/структуре истории можно выделить препятствие, которое мешает герою двигаться к его цели и жить в соответствии со своими ценностями. Это препятствие может быть как неодушевленным, так и одушевленным, и в последнем случае мы можем говорить о «противнике» героя. У противника есть свои намерения, цели, ценности и пр., отличающиеся от целей, намерений и ценностей героя. И вот когда мы отделяем проблему от человека и «одушевляем» ее в своем воображении, мы можем выяснить, каковы ее намерения и ценности. И тогда человеку легче определить, а какие же намерения, ценности, цели и мечты у него, и занять позицию по отношению к тому, что и ради чего делает с его жизнью проблема. А чем лучше осознаны ценности и мечты, тем легче действовать в соответствии с ними.

Как все это может преломляться в контексте письменных практик? Мы можем занять позицию ученых — «исследователей проблемы», и вести «полевой дневник», исследуя повадки проблемы. Какой у нее режим дня? Чем она питается? От чего становится сильнее? Чего она боится? Кто ее союзники? Что она использует в качестве своих орудий? Как и подо что она маскируется? Как она общается с человеком, на котором решила паразитировать? Что и как она говорит, чтобы ввести своего носителя в заблуждение? На какие области его жизни она влияет, и каким образом? Как она мешает ему думать, чувствовать, ощущать свое тело, заботиться о себе и о других, расставлять приоритеты и т.п. и т.д.?
Можно ставить эксперименты и исследовать эффективность разных практик анти-проблемы (того, что человек может противопоставить проблеме) и вести дневник, описывая ход этих исследований.

И все это можно делать как в одиночку, так и не в одиночку (см. предыдущий пост про «свидетельства» и «коллективные документы»)

Пожалуйста, если у вас есть вопросы и соображения по поводу написанного выше, пишите их в комментариях, я буду рада их прочесть.

Исследование проблем как нарративная письменная практика