«Писать о себе — самое увлекательное путешествие». Интервью с Анной Шадриной

Я очень рада представить вам первое в серии небольших интервью с людьми, использующими письменные практики. Анна Шадрина, журналист и автор проекта «Новые одиночки«, любезно согласилась ответить на несколько вопросов.

 

ДК: Какими письменными практиками Вы пользовались, пока не узнали о проекте «Письменные практики в помощь себе и другим»?

АШ: Дело в том, что последние лет двадцать я пишу за деньги. Это моя работа. И долгое время мне было лень делать это бесплатно. Я даже письма ленилась писать. Дневники я пробовала вести, но меня это не увлекало. Я не знала, как сменить интонацию, ведь я привыкла говорить с очень большой аудиторией. У меня сформировался особый голос для этого. И этот голос глупо выглядел в личном дневнике. Писать «для себя» я научилась не сразу. В 2006 году я завела свой первый блог и стала писать регулярно. Так стали появляться другие голоса.

Потом в 2008 году я увлеклась изучением различных методов психотерапии и мне нужно было записывать, чтобы запомнить свои мысли, рефлексии, удачные пассажи мастеров. Это был мой второй подход к дневникам. Я читала Ваш, Дарья, блог о нарративном подходе, но ничего не понимала, пока не прочла книгу Майкла Уайта в Вашем переводе. И тут меня прошибло, что называется. Я поняла, что это именно мой формат магии. Язык — это полностью знакомая и понятная мне сфера. Но до участия в Вашем онлайн-курсе я не имела представления о том, какие бывают письменные практики и чем они могут быть полезны.

ДК: Что подтолкнуло Вас тогда к участию в онлайн-курсе?

АШ: После книги «Карты нарративной практики» я захотела немедленно попробовать нарративные техники самостоятельно и проверить на себе, как это работает. Я постоянно развиваю свою профессиональную деятельность и не выхожу из процесса самопознания. Ваш курс был для меня удачной возможностью соединить эти интересы: получить новые инструменты и пролить свет на свой внутренний процесс с неизученной стороны.

Мне очень нравится отсутствие экспертной позиции в нарративном подходе. Я стараюсь использовать это в работе и в личном общении — и вижу, что это сильно меняет мою жизнь. Отказаться от экспертной позиции довольно трудно. Но «субъектно-субъектные» отношения с людьми позволяют больше надеяться на то, что есть шанс хотя бы заметить друг друга в коммуникации. Это означает открытость к неожиданностям. Это «включает сердечную мышцу»: если хочешь диалога — будь внимательна к себе и другому.

ДК: Как письменные практики повлияли на Вашу работу как журналиста? Что Вы стали делать по-другому? Что Вам больше всего нравится в том, что получается?

АШ: Самым важным открытием для меня стало то, что за любым поступком человека всегда можно обнаружить его ценности. Если в общении с кем-то возникает конфликт, это не потому, что наш собеседник или оппонент «плохой». Это потому, что мы действуем из разных позиций и опираемся на собственные ценности и взгляды. Это понимание освободило меня от оценочных суждений в пользу попыток увидеть с каких позиций говорят другие люди. В этой перспективе, как мне кажется, больше шансов на диалог. Это превращает любое рассуждение из обвинения в исследование. Не обвиняя, я не испытываю вины. Задавая вопросы, а не утверждая, чувствую себя увереннее как человек, говорящий публично.

ДК: Как Вы используете письменные практики для себя — в частности, для реализации рабочих и бизнес-проектов?

АШ: Помимо пяти блогов в интернете, я регулярно веду дневник учета своих проектов, так называемые «16 тем». Это позволяет мне видеть свое развитие в динамике, отмечать те места, где появляется застой и куда стоит направить больше внимания. Различные технологии рефлексивных откликов помогают мне понять, как я могу изменить что-то в своих проектах, если текущая ситуация меня не удовлетворяет. Это дает мне широкий обзор всей моей жизни. И ощущение наполненности, свежести, движения. Время от времени я прибегаю к другим письменным практикам, например, «свободного письма» или «дескриптивного письма». Это позволяет мне унять тревоги, лучше увидеть какие-то ситуации, если они меня беспокоят. Эти практики помогают работать с самооценкой и укреплять предпочитаемый образ себя.

ДК: Какие письменные практики Вы бы могли порекомендовать людям, которые решают для себя — выбрать путь «одиночки» или искать способ создать пару (или иную, менее конвенциональную отношенческую конфигурацию)? Почему именно эти?

АШ: Я бы рекомендовала практики, которые позволяют «распаковывать» важные темы. Например, когда мы говорим: «Меня беспокоит одиночество», мы можем иметь в виду очень разное. И если увидеть, из чего состоит именно мое одиночество, можно ясно представить, что делать дальше. Что у меня «болит» в моем одиночестве? Как возникла эта тема в моей личной истории? Какие ценности и идеи с ней связаны? Действительно ли я соответствую тому, что привыкла рассказывать о себе? Или, возможно, мой образ жизни не совпадает с каким-то нравственным каноном и я принимаю суждение, что я «хуже» других? Откуда это суждение возникает? Соответствует ли оно действительности?

Может быть полезно письменно поискать ответы на вопросы: что действительно для меня важно в выборе моего поведения в сфере романтики? Что я ценю в себе и в других? Какая история обо мне для меня идеальна?

Полезной может быть любая письменная практика. Из того, чему я научилась на онлайн-курсе, я так или иначе использовала всё.
Писать о себе — это самое увлекательное путешествие, полное приключений и даров.

«Писать о себе — самое увлекательное путешествие». Интервью с Анной Шадриной