Проект «Письменные практики в помощь себе и другим»: прошлое, настоящее, будущее

 

Добрый день!

Мне снова есть что сказать :)  

До этого два года у меня сначала было ощущение, что я уже сказала все важное о письменных практиках для тех, кто хочет начать ими заниматься — на сайте было около 300 записей. Основная теория, первые шаги, техника безопасности, разнообразные варианты методик — пиши себе да пиши :) И многие именно так и делают. 

А я что?

ПРОШЛОЕ

А я сначала болела несколько месяцев и никак не могла выздороветь, и мне пришлось отменить все проекты, которые я так бодро начала в начале 2016 года. Потом я (после недели в больнице под капельницами) начала выздоравливать, но со мной остались страх и уныние: что будет, если (или когда?..) я снова заболею и не смогу работать, читать, писать, заниматься тем, что мне дорого? Нет, меня очень утешала мысль, что я уже написала книгу и создала неплохой онлайн-ресурс, но все-таки депрессии было к чему прицепиться. 

Я выписалась из больницы и, буквально держась за стенку иногда, поехала в Барселону, где была конференция по нарративной терапии, и где впервые наша команда фасилитаторов из четырех городов и трех стран, наконец, собралась вместе. На конференции меня потянуло пойти на все презентации, связанные с работой с людьми, живущими с хронической болезнью, и их близкими. Испанское нарративное сообщество во многом выстроено вокруг факультета сестринского дела в университете Эстремадуры. Было очень интересно, и, как после любой хорошей конференции, у меня осталось больше вопросов, чем ответов. 

И вот последние полтора года я ищу ответы. Почему у некоторых людей в среднем возрасте возникают хронические заболевания, а у других — нет? Возможно ли жить с хронической болезнью — и не страдать при этом от тревоги и депрессии? А если тревога и депрессия все равно будут присутствовать, то как с ними жить — по возможности счастливо, радостно, осмысленно? Как продолжать уважать себя и относиться к себе с сочувствием, когда ты перестаешь мочь делать то, за что уважал себя раньше? Какую роль играет социальная изоляция, и как ее преодолеть? Что могут делать пока еще здоровые люди, чтобы поддержать тех, кто живет с болезнью? Какие есть немедикаментозные способы работы с хронической болью? Как видят мир эрготерапевты? Как детская травма и эмоциональная заброшенность влияют на способность человека справляться с трудностями, в том числе, связанными с болезнью? Как работать с антиципированной травмой? Что такое нейрофидбэк и кому он полезен? Что нужно есть, чтобы помочь мозгу восстановиться?  - вот это некоторые из вопросов, с которыми я живу и к которым возвращаюсь. И буду возвращаться. 

Но даже когда я стану медицинским коучем и закончу массу курсов по сопроводительной терапии, в центре моего подхода и «ядра» знаний все равно будет нарративная практика и работа с письменным словом. 

 

НАСТОЯЩЕЕ

Поэтому после такого длительного экскурса в реабилитацию, профилактику и сопроводительную терапию я решила вернуться к учебе и собрать воедино все то, что я накопала, — и ответить себе (и желающим это узнать) на какие-то интересующие меня вопросы. Я поступила в магистратуру на тот самый факультет сестринского дела в университет Эстремадуры (заочно), и каждую неделю должна отслушать 8 часов лекций на испанском и написать отчет. Потом будут экзамены, супервизия, диссертационное исследование — и если я сдюжу, я стану «магистром нарративной терапии и работы с сообществами». Буду впечатлять этим титулом тех, кто впечатляется титулами. А вообще это уйма работы… местами невероятно интересной. 

В частности, я перелопачиваю все исследования письменных практик, которые могу найти. А их сотни. Пока я не могу сказать, их уже больше тысячи, или еще все-таки меньше. Но объемы впечатляют, и тонкость и дифференцированность вопросов, которые задают исследователи, тоже весьма впечатляют. С каждым днем я все больше знаю о том, для кого работают письменные практики, а для кого — нет, от чего это зависит, о чем спрашивать людей «на входе», когда создаешь индивидуализированную программу, и о чем спрашивать «на выходе»; каким должно быть ведение и фасилитация для разных категорий людей в разных жизненных ситуациях. 

Это как раз то, что мне сейчас интересно как профессионалу. С одной стороны — как создавать материалы для самостоятельной работы, которые будут достаточно гибкими, открытыми и универсальными, как «16 тем», например, или книга-курс «Ясность и эффективность: 25 письменных практик для настройки личной системы самоорганизации, над которым я сейчас работаю». С другой — как подбирать индивидуализированную программу письменных практик для конкретного человека в конкретной ситуации (опираясь не только на общие принципы техники безопасности и клиническую интуицию, а также почти 15 лет опыта работы в нарративной практике). С третьей — как создавать и проводить клиентские группы для сообществ, объединенных общим опытом и общей заботой. Что должны знать и уметь фасилитаторы (я продолжаю дорабатывать курсы для фасилитаторов, хотя это получается у меня, скажем так, небыстро). 

В диссертационном исследовании я хочу посмотреть, будет ли эффективность экспрессивного письма «по Пеннебейкеру» отличаться, если вместо стандартных инструкций создать инструкции, опирающиеся на принципы и идеи нарративного подхода. А еще точнее — если создать разные типы нарративных инструкций для разных фаз и стадий прогрессирующего хронического заболевания. Лучше всего я пока понимаю про ревматоидный артрит (и за это отдельное спасибо тем, кто доверил мне свой опыт).

 

БУДУЩЕЕ

Поэтому вот мое осторожное предсказание, что будет на этом сайте теперь появляться чаще, когда я имею сказать что-то новое:

- дайджесты исследований эффективности письменных практик для разных групп людей в разных жизненных ситуациях

- обсуждения разных сложных моментов практики: «что, если не помогает? почему не помогает? как это исправить?» 

- рекомендации и письменные практики, более конкретно «заточенные» для людей, живущих с хроническими заболеваниями, и их близких. 

При этом я практически каждый месяц веду какие-то курсы, соответственно, будут появляться объявления о них. В последние пару месяцев я снова вернулась к фасилитации курсов, и хотя я иногда выбиваюсь из графика с комментариями, получается интересно и полезно. Мой стиль фасилитирования сильно изменился за последние пару лет. Сейчас в фокусе моего внимания «на что нужно и возможно посмотреть, чтобы (а) расширить для пишущего зону безопасности и комфорта в отношениях с собой; (б) быстрее разобраться с тем, что сейчас является основным препятствием». Так что иногда то, что я пишу, может звучать достаточно директивно. Но решение всегда принимает сам пишущий. 

Вот обновленная страничка онлайн-курсов.

То есть, я иду, скорее, вглубь и в индивидуализацию работы, чем в массовость. Заодно обновила раздел «Консультации» — снова буду вести индивидуальную работу http://www.pismennyepraktiki.ru/consultation/

Еще мне очень интересно работать с теми, кто ведет занятия по письменным практикам, и я думаю о том, как лучше организовать групповую супервизию. 

 

А что интересно вам? Что приводит вас на этот сайт (или в группу фэйсбука)? На какие вопросы вы ищете ответы — для себя и для тех, кому вы хотите помогать? 

 

.

Проект «Письменные практики в помощь себе и другим»: прошлое, настоящее, будущее