«Шестнадцать тем»: анализ откликов участников, «выпавших» из осеннего проекта

В начале октября 2013 года в заявленный бесплатный онлайн-проект по методике ведения нарративного структурированного дневника «Шестнадцать тем» записалось около 240 человек. Примерно 200 из них начали работу, и примерно 20 к Новому году закончили все шесть итераций. Большинству прекративших участие в проекте на разных его этапах я разослала небольшой опросничек обратной связи (около 170 индивидуальных сообщений); чуть больше 30 человек прислали мне ответы на вопросы. Я спрашивала этих людей,
- с какими намерениями и ожиданиями они пришли в проект,
- какие у них были впечатления от участия,
- что побудило их прекратить участвовать в проекте,
- и какие остались последствия-следы участия в их жизни (если остались).
Сейчас я обобщу полученные ответы.

Намерения и ожидания
Нарративный структурированный дневник «Шестнадцать тем» изначально разработан как средство систематизации рефлексии о разных направлениях и областях жизни. Это и привлекло большинство участников – возможность большей осознанности происходящего, снижения стресса, «складывания в систему» разного происходящего в жизни (в частности, определить основные направления приложения усилий и то, как, собственно, мотивировать себя на подобное приложение усилий). Многих участников привлекла возможность восстановления жизненного баланса, заявленная в методике – не перекос в сторону углубленного исследования 1-2 жизненных тем, а регулярное обращение внимания на каждую из множества значимых сфер жизни. Некоторым было важно определить для себя, какие жизненные темы и сферы действительно «их», а какие – навязаны извне; чем они хотят продолжать заниматься, а от чего (на данном этапе жизни или вообще) имеет смысл отказаться.

Так как «Шестнадцать тем» — это методичная ежедневная (или практически ежедневная) работа, многие участники попробовали включиться в проект именно для того, чтобы сформировать у себя привычку что-то делать понемногу, но постоянно.

Впечатления от проекта

Тем, кто счел проект достаточно значимым, чтобы ответить на опросник обратной связи, проект в целом понравился. Многие участники пришли для себя к выводу, что регулярное обращение внимания на те или иные сферы жизни, их обдумывание приводит к изменениям в этих сферах. Для некоторых участников открытием оказалось то, что если не просто «крутить в голове», а записывать идеи и вопросы, связанные с темой, то в голове «освобождается место» для новых идей и вопросов, удается «пройти дальше», к новому пониманию. Подобным же образом срабатывает необходимость писать не просто ответы на наводящие вопросы, но и рефлексивный отклик о написанном – эта «двойная работа» помогает отстраниться от непосредственного потока переживаний и лучше осознать собственную позицию.

Многие участники проекта до этого имели опыт свободного, неструктурированного письма (в частности, «утренних страниц»), и существенная часть новых впечатлений от участия в проекте «Шестнадцать тем» была связана именно со структурированностью этой практики. Многие обращали внимание на то, что наводящие вопросы помогают взглянуть на темы с неожиданной стороны (а не «ходить по кругу»), а в совокупности с ограничениями по времени помогают «удерживаться на поверхности», сохранять целостное видение, не «проваливаясь» в тот или иной аспект темы. Некоторые участники отметили, что ограничение по времени позволило им оценить, сколько, на самом деле, возможно реально сделать за 15-20 минут.

В качестве особенности организации проекта большинство участников выделили работу в онлайн-сообществе: правила, обеспечивающие защищенность и безопасность взаимодействия, отзывы ведущих на рефлексивные отклики участников (в первую очередь, индивидуально-подобранные наводящие вопросы и обще-поддерживающие отзывы).

Почему и в каких случаях «Шестнадцать тем» не работают

Мне как разработчику методики, естественно, особенно интересно было узнать больше о границах ее применимости: в каких случаях и почему «Шестнадцать тем» не работают, почему люди выходят из проекта. И вот что мне удалось узнать из ответов респондентов:

1. Некоторым оказалось неожиданно тяжело писать. Наводящие вопросы оказываются слишком «прямыми», ответы на них вскрывают достаточно много такого, с чем человек не готов иметь дело в этот момент жизни в таком объеме. В некоторых случаях писать мешает голос самокритики – выясняется, что он слишком силен, чтобы иметь с ним дело самостоятельно.

2. Некоторые участники, попробовав, обнаруживали, что ежедневное структурированное письмо все же им не подходит – у них возникает сильное сопротивление; проще оказывается вернуться к свободному письму. Мне кажется, это очень важно – ведь только тот, кто пробует, на самом деле знает, что для него подходит лучше. Письменные практики, чтобы сохранить свою полезность для человека, ни в коем случае не должны превращаться в «обязаловку».

3. Многие из тех, кто «выпал» из проекта, сообщили о том, что, записываясь в него, не рассчитали свои силы. Иногда инерция привычного образа жизни оказывалась слишком сильна, так что и пятнадцать минут в день для письменного самоисследования найти оказывалось невозможно. В других случаях в жизни происходили непредвиденные изменения, требовавшие переключения внимания на них, и в таком случае люди отказывались от «Шестнадцати тем» (что совершенно верно с точки зрения техники безопасности, т.к. эта методика не предназначена для работы в острой, кризисной ситуации).

4. У подавляющего большинства тех, кто на разных этапах прекратил участие в проекте, произошло «насыщение», т.е. проект дал им столько, сколько они в тот момент были готовы взять. Кому-то оказалось достаточно просто написать список тем/областей своей жизни, чтобы что-то прояснилось и начались изменения; кому-то – пройти первую итерацию и проанализировать, что в каждой теме уже удается делать, а что можно было бы сделать с поддержкой более опытного человека, а к чему еще пока что нет идей, как подступиться, и т.п. В некоторых случаях на этой стадии выделялась основная, «узловая» тема, проработка которой могла бы существенно изменить общее качество жизни, и человек сосредотачивался именно на ней.

5. Некоторые участники писали о том, что, хотя для них и очевидна польза от структурированного письма, им была бы более полезна «лайт-версия» методики – не 7-14 тем «параллельно», а одна, чтобы возвращаться к ней более углубленно примерно раз в неделю и рассматривать ее под разными углами (а потом, последовательно, проработать при желании таким же образом еще 2-3 основополагающие жизненные темы).

Эффекты и последствия участия в проекте

Те, кто счел проект достаточно важным для себя, чтобы дать мне обратную связь, писали о следующих эффектах и последствиях участия:

- возникло лучшее знание себя и понимание собственной жизни; стало больше ясности; удалось увидеть динамику развития в разных областях; изменилось отношение к себе в целом – в сторону большего признания себя и самоуважения

- многие темы, ранее казавшиеся «глобальными и неприступными», сдвинулись с мертвой точки и стало понятно, что делать с ними дальше; неожиданно стали появляться новые возможности

- появилась готовность взяться за решение проблем в ключевых темах, от которых зависит общее качество жизни

- удалось увидеть привычные паттерны собственного поведения и принятия решений, оценить их полезность, а также более трезво подойти к рассчитыванию сил, необходимых для различных жизненных проектов

- сформировалась привычка писать регулярно, пусть и не каждый день и не по наводящим вопросам, но личный дневник стал надежным инструментом самоисследования и самоподдержки; «выгружение из головы» на бумагу разных мыслей, тревог и забот привело к ощущению внутренней легкости и освобождения

Мне было важно узнать, что для большинства респондентов, даже не прошедших «Шестнадцать тем» до конца, есть вот такие эффекты. В ближайшие несколько недель я буду время от времени делиться с вами отзывами тех, кто таки прошел до конца все шесть итераций методики — мне кажется, это достаточно любопытно :)

«Шестнадцать тем»: анализ откликов участников, «выпавших» из осеннего проекта
Tagged on: